эбаут фидель кастро

"Мы прошли уже несколько километров, когда я заметил, что на высоте примерно трех тысяч футов кружит небольшой самолет. Мы бросились в заросли сахарного тростника. И практически в то же мгновение по нам стали бить пулеметные очереди. Самолетов оказалось несколько, и на каждом были пулеметы. Казалось, что от пальбы земля вокруг дрожит. Потом выстрелы прекратились, мы заползли в гущу тростника, закопались в листья и замерли. Самолеты продолжали кружить над нами.

Именно тогда я пережил один из самых драматических и странных моментов своей жизни. Я лежал, лежал, закопавшись в листья, и вдруг почувствовал, что очень хочу спать. Я знал, что засыпать нельзя, что скоро появятся пешие солдаты, чтобы посмотреть на результаты воздушной атаки, но я просто не мог держать глаза открытыми. Наконец, я почувствовал, что окончательно засыпаю. Тогда я зажал приклад ружья между ногами, а дуло уткнул себе под подбородок и снял курок с предохранителя — чтобы меня не захватили живым. Так я заснул и спал очень крепко в течение трех часов. Когда я проснулся, был уже вечер и жара спала".
 

Эта сцена имела место в начале декабря 1956 года в местности под названием Algeria de Pio. Там группу из 82 бойцов, приплывших несколькими днями раньше из Мексики на знаменитой яхте Granma, поджидала засада. В живых осталось около 20 человек. Среди них, кроме самого Фиделя, были его брат Рауль и Че Гевара. Им удалось скрыться в горах Сьерра-Маэстра, где они организовали колонию по подготовке революции. "Я начал Революцию с восьмьюдесятью двумя бойцами. Если бы мне пришлось делать все снова, я бы обошелся пятнадцатью или даже десятью. Десятью исполненными веры. Если у вас есть вера в дело и план действий — не важно, сколько вас".

В предисловии Рамонет заявляет: "Я никогда не любил этих самовлюбленных интервьюеров, которые беспрерывно атакуют своего собеседника, чтобы доказать, что сами они умнее его и образованнее. Еще больше я не люблю тех, которые считают, что интервью — это подвид полицейского допроса. А еще есть такой нечестный и трусливый подход к интервью, при котором журналист разрешает себе делать все что хочет со словами интервьюируемого. Например, выбрасывать одни куски и оставлять другие, вынимать фразы из контекста и так далее. Беседуя с Фиделем Кастро, я, кроме прочего, хотел предоставить человеку, которого западный мир последние пятьдесят лет беспрерывно критиковал и разоблачал, а высказывания которого подвергал жесткой цензуре, возможность изложить свои аргументы, свой взгляд на события".

И даже прочитав 700 страниц книги Игнасио Рамонета, мы ничего по-настоящему нового про Фиделя не узнаем. Ну, разве только забавные факты вроде того, что фирменные бороды помогали подпольщикам отсекать шпионов, ведь любой, кто хотел проникнуть в ряды los barbudos, должен был иметь по крайней мере шестимесячную бороду. Но вообще-то все мы сегодня умеем знать про Кастро только то, что мы уже знаем.

Хотя есть в многостраничной книге Рамонета одна вещь — Кастро говорит, что в романах Хемингуэя ему больше всего нравятся те места, где герой разговаривает сам с собой. Это тонко.

2 апреля, 2008 - Posted in Общая | | 0 Comments

Leave a reply